Если помогала с детьми младшей дочери, старшей тоже помогать обязана?

 

– У младшей дочери трое детей, все с небольшой разницей, малышу три года вот исполнилось, а первой девочке – девять! – рассказывает шестидесятипятилетняя Анна Кирилловна. – Первые роды у Ирочки не совсем гладко прошли. И у ребенка проблемы были, и у нее. К тому же ей и было-то на тот момент всего двадцать два года! Ничего не знает, всего боится, сама еще ребенок! А я как раз на пенсию вышла в тот год. В общем, пришлось засучить рукава и помогать!

 

РЕКЛАМА

 

…Внуков Анна Кирилловна любит, и в троих малышей младшей дочери вкладывала всю душу. Как впряглась, можно сказать, в первый день после выписки из роддома старшей внучки, так и света не видела до последнего времени. Каждый день ездила к ним, как на работу – благо, помощь там была нужна практически всегда. Готовить, мыть, кормить, стирать, гладить…

– Когда дома – я готовлю, она с детьми, когда на улице – я с коляской в тихом парке, она со старшими на шумной детской площадке! – объясняет Анна Кирилловна. – Да еще выйти надо с тремя детьми на ту улицу. Всех одеть, всех собрать, ничего не забыть, коляску вытащить, самокат, панамки, пакет с игрушками..! Как вот тут одной справиться? Старшую на кружки вожу, из школы забираю. В поликлинику ту же, если что, не тащить же всех! Ирочка идет к врачу, например, с одним из детей, я с остальными дома…

И до начала самоизоляции так и было: практически каждое утро Анна Кирилловна собиралась и ехала к младшей дочери помогать. Целый день крутилась там с детьми и по хозяйству, а перед возвращением зятя с работы ехала домой, чтоб не мешать молодым. Зять – человек неплохой, но ему отдыхать надо по вечерам, он единственный кормилец большой семьи. Поэтому к его приходу в квартире все сияет, не без помощи Анны Кирилловны. Ужин на плите, в комнатах порядок, одежда выстирана и наглажена, дети умытые и довольные.

Если бы Ирочка крутилась одна, она бы и половины всего этого не успела бы.

– А тут, понимаешь, самоизоляцию объявили, в марте-то! – рассказывает Анна Кирилловна. – Мотаться по городу нельзя стало, да и не по себе как-то, с этим коронавирусом. Страшно! К тому же зятя перевели на удаленку, он целыми днями дома. Ну что я там буду мешаться? Ирочке сказала – справляйтесь теперь вдвоем, сами, дети большие уже у вас. А сама собралась и уехала на дачу к подруге, она меня позвала…

Подруга, год назад потерявшая мужа, звала Анну Кирилловну на дачу уже давно. Одной там тоскливо, а вдвоем – очень даже хорошо. Дом большой, достаточно удобный, никто никого не стесняет. Но если бы не эта самоизоляция, женщина вряд ли бы решилась на такой эксперимент – а как же внуки? А тут решилась, поехала. Сидят с подругой на даче всю весну и почти уже все лето, и обе просто счастливы. Работают в охотку, посадили цветы и зелень, пьют чай на веранде, болтают, привечают соседей, варят варенье, ведут неспешные разговоры за жизнь.

– Есть мысли и в городе зимой так жить, вместе! – делится Анна Кирилловна. – Ее двушку сдадим в аренду, поселимся в моей трешке. У каждой по комнате, и одна общая гостиная. Вечерами будем гулять в парке, потом готовить что-нибудь вкусное, чай пить, телевизор смотреть. Красота! По выходным станем ходить в кино, на выставки, на всякие мероприятия от собеса. Бюджет, естественно, общий, две пенсии и деньги от сдачи жилья – все в котел. Это при том, что на двоих готовить куда дешевле…

Дочь Ирину Анна Кирилловна уже предупредила, что с детьми и по дому на постоянной основе больше помогать не будет. Что смогла, сделала. Теперь хочет пожить для себя, отдохнуть, здоровьем, наконец, заняться. Нет, если какой-то форс-мажор, она, конечно, выручит, внуков не бросит. Но не каждый день и даже не каждую неделю. Справляйтесь теперь, мол, сами.

Ирина вроде бы все поняла и претензий не имеет.

– И тут как снег на голову – звонит старшая, Вика! – рассказывает Анна Кирилловна. – Пару недель назад это было. Говорит, мама, у меня к тебе есть серьезный разговор. Это не по телефону… Ну, собирайся и приезжай в выходные к нам на дачу! – говорю. Расскажешь, что у тебя там случилось…

Старшей дочери Анны Кирилловны тридцать семь, она всегда была самостоятельная, целеустремленная, знала, чего хотела. Сама училась, сама выбрала вуз, поступила, окончила с успехом. Работает, выплатила ипотеку с нуля на скромную однушку. Вика за рулем, автомобиль себе тоже купила сама. Не замужем, правда. И детей у нее нет. Точнее, до сих пор не было…

– Спросила у подруги разрешения, разумеется! – рассказывает Анна Кирилловна. – Ну, она Вику чуть ли не с пеленок знает. Конечно, говорит, пусть приезжает, какой разговор. Можно и на несколько дней… И вот в назначенный день, смотрим – подъезжает ее машина, и выходит …девушка в расклешенном светлом сарафане и в шляпке! Мы Вику даже не узнали в первый момент! Она всю сознательную жизнь в джинсах и кедах, я ее ругала даже за это раньше…

Вика в светлом сарафане закрыла машину и пошла к веранде, где сидели женщины.

– Смотрим с Любой – так она в положении, представляешь! – рассказывает Анна Кирилловна. – И уже очень заметно, месяц седьмой точно… А ведь я ни сном ни духом… Ну да, с этим карантином не виделись особо, только созванивались время от времени, к тому же я на даче. Но можно же было сказать… Она подошла и, такая, ну да, мам, вот именно об этом я и хотела с тобой поговорить…

Выяснилось, что мужа у Виктории по прежнему нет, отец ребенка о ребенке не знает и знать не будет, а рожать она решила для себя. Потому что возраст уже не детский, а достойных мужчин рядом нет. Ну и решила – пусть будет ребенок, вон Ирка наша молодец, у нее трое уже…

Единственно, в декрете Вика сидеть себе позволить не может. Она и с работодателем так договорилась, работать будет до самых родов. И потом выйдет в офис сразу, как только сможет встать и нормально распрямиться. А с ребенком будет мама. Иркиных детей она уже вырастила, там больше помощь не нужна.

– В общем, без меня меня женили! – вздыхает Анна Кирилловна.

Проблема только в том, что теперь бросаться на помощь, засучив рукава, ей совсем не хочется. Устала уже она носиться с младенцами, шутка ли, троих на ноги поставила за последние девять лет! Только-только вздохнула, полгода не занимается внуками, пришла в себя – и что, все по новой? Уже и возраст постарше, и здоровье не то. Потом, у нее были планы жить с подругой, ходить по театрам, летом ездить вдвоем на дачу, вот как сейчас. А как ехать на дачу, если придется сидеть с ребенком?

– Ну и отказывайся сразу! – советует подруга. – Ты обязана, что ли? Тебя даже в известность не поставили о том, что будет ребенок. Еще бы из роддома позвонила Вика твоя! Мол, мама, завтра я на работу, а ты с дитем… Скажи – не хочу, и все!

Отказаться, конечно, можно, но… как-то непорядочно получается это по отношению к старшей дочери, которая и так все сама да одна, с раннего детства. Первый раз в жизни попросила помощи у матери, и от ворот поворот? А ведь младшей в такой же ситуации мать помогала в троекратном размере. Вырастила, вынянчила ее детей. А ребенок Вики ведь такой же внук…

Обязана помочь, чтобы всем детям было поровну, или нет? Что думаете?

Источник: mirtesen

Похожая запись