На страх и рис: на самом ли деле в КНДР продовольственный кризис

В Северной Корее серьезно обострилась ситуация с едой и товарами первой необходимости. Об этом «Известиям» рассказали эксперты по КНДР, комментируя недавнее признание лидера КНДР Ким Чен Ына о нехватке в стране продовольствия. Виной плачевной ситуации стали как прошлогодний сезон тайфунов, уничтоживший посевы, так и закрытые уже полтора года границы с внешним миром, прежде всего с Китаем, откуда в прошлом на Север Корейского полуострова поступало большинство потребительских товаров. Дополнительным свидетельством проблем с продовольствием в стране служит рост цен на базовые продукты, вроде риса и кукурузы, и развернутая властями кампания по переработке мусора.

Закрылись от беды и от еды

КНДР стала первой страной, закрывшей свои границы с самого начала коронавируса, — еще до того, как Всемирная организация здравоохранения нарекла ситуацию глобальной пандемией, и единственной, кто с тех пор и не думал хотя бы частично отыграть назад. Даже вопреки официальной версии об отсутствии в стране случаев COVID-19.

Как итог — торговля с главным и практически единственным партнером КНДР Китаем еще в 2020 году, по данным таможенной статистики КНР, упала на 81%. Вместе с этим иссяк и поток продуктов питания и товаров первой необходимости. Если в прежние годы объем китайского экспорта в КНДР составил от $2,5 до $3,5 млрд ежегодно, то в прошлом году он скатился до $500 млн с небольшим.

При этом Пхеньян решительно отказался от большей части гуманитарной помощи из опасений, что вместе с продовольствием в страну просочится и коронавирус. Резко просел и ВВП — сама КНДР редко афиширует такие данные, но, по подсчетам Fitch Solutions, одной из немногих аналитических фирм, подробно изучающих экономику Северной Кореи, за прошлый год ВВП этой страны сократился на 8,5%.

— Продовольственные проблемы Северной Кореи сводятся к нескольким основным факторам: очень сильные дожди во время прошлогоднего сезона тайфунов, которые смыли посевы и повредили сельскохозяйственные угодья, и продолжающееся закрытие границы из-за COVID. Первое связано с матерью-природой, и Ким ничего не может с этим поделать. Второе — это выбор. Закрыть границы было хорошей идеей в начале пандемии, поскольку северокорейская система здравоохранения не справилась бы, вероятно, со вспышкой вируса. Но сейчас страна подошла к тому этапу, когда защита от коронавируса может вызвать проблемы с питанием и, следовательно, повлиять на здоровье, — сказал «Известиям» эксперт по Северной Корее из американского Центра Стимсона Мартин Уильямс.

Что примечательно, северокорейские власти не стали традиционно делать хорошую мину при плохой игре. На завершившемся в конце прошлой неделе партийном собрании лидер страны Ким Чен Ын признал, что «продовольственная ситуация в стране сейчас становится напряженной». В числе причин он упомянул «затянувшуюся чрезвычайную противоэпидемическую ситуацию», однако главным виновником всех нынешних бедствий Ким назначил прошлогодний тайфун, погубивший значительное число посевов. Как водится, точных цифр от северокорейского лидера не прозвучало, однако, по оценке южнокорейской разведки, из-за неурожая прошлого года КНДР недополучила 1 млн т продовольствия.

При этом Ким Чен Ын уже не в первый раз прилюдно признает трудности в стране. Еще в начале года на крупном партийном мероприятии он заявил, что пятилетний экономический план КНДР оказался проваленным практически во всех сферах. А уже в апреле призвал народ быть готовым к новому «трудному походу», как в Северной Корее традиционно именуют катастрофический голод середины 1990-х годов, из-за которого, как полагают, умерло от 1 млн до 3 млн человек.

Небогаты и не рады

Еще около года назад Всемирная продовольственная программа ООН предупреждала, что в КНДР в гуманитарной помощи нуждается около 40% населения. А вызванные пандемией ограничения усугубили и без того серьезный кризис недоедания в стране. С тех пор стало лишь хуже. Из-за практически умершей торговли через границу с Китаем в КНДР ощущается острая нехватка предметов первой необходимости — от сахара и растительного масла до туалетной бумаги и чистящих средств, которые зависят от импорта из Китая, рассказал на днях изданию Foreign Policy эксперт по КНДР из Ляонинской Академии социальных наук в Шэньяне Лу Чао.

Знамением кризиса можно счесть и немалое число сообщений о поимке представителей северокорейской элиты на попытках незаконной продажи в Китай личных вещей из золота ради получения наличных. А также — массовую кампанию по сбору мусора в переработку. Еще весной местные СМИ развернули масштабное информирование об обменных пунктах, куда жители могут сдать пустые бутылки и прочие ненужные вещи, получая взамен, например, обувь. В столице таких пунктов оказалось сразу 70.

Наконец, самым явным показателем дефицита в КНДР стал рост цен на основные продукты питания. Стоимость килограмма риса в столице подскочила к самой высокой за последние полгода отметке, свидетельствуют сайты, собирающие такую информацию от источников в КНДР. Резко подросла и цена кукурузы, которая пользуется меньшим почетом, но большей популярностью, из-за того что она дешевле риса.

— Много факторов определенно свидетельствуют о том, что сейчас существует нехватка продовольствия. Сочетание погоды, связанных с COVID-19 ограничений и общего плохого управления поставило КНДР в потенциально катастрофическое положение, — сказал «Известиям» директор Института корейских исследований при Госуниверситете Огайо Митчелл Лернер. — Я не уверен, что оно достигло уже уровня голода, но признаки для тревоги определенно есть.

Согласно отчету Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, на данный момент запасов продуктов у Северной Кореи хватит примерно на два-три месяца, и, если в ближайшее время в страну не поступит импорт или продовольственная помощь, уже с августа жизнь граждан этой страны станет еще суровей.

— Ким мог бы открыть границу и разрешить въезд продовольствия, но, похоже, пока принято решение держать границу закрытой и попытаться пережить трудные времена самостоятельно, как Северная Корея уже много раз делала, — заметил Мартин Уильямс.

При этом эксперт напомнил о том, что даже Россия, имевшая самое крупное дипломатическое представительство в КНДР, отправила оттуда большую часть своих сотрудников на родину ввиду острой нехватки медикаментов. Получить оперативный ответ от российской дипмиссии на этот счет «Известиям» не удалось. Однако на сайте посольства значится, что сейчас в стране по-прежнему работают только 18 дипломатов, включая посла.

Как стало известно еще в апреле, в общей сложности иностранное представительство в КНДР сократилось примерно до 290 человек. Сотрудники международных организаций эвакуировались из страны еще в декабре, а весной свои дипмиссии в КНДР из-за острого дефицита медикаментов и продовольствия закрыли сразу 12 стран. Представлять свои государства в Северной Корее остались лишь девять послов и четыре временных поверенных в делах, однако персонал пока функционирующих представительств был сокращен до минимума.

 

Источник: mirtesen